A A
RSS

«Выхожу один я на дорогу» (по следам знакомой песни)

Был теплый октябрьский вечер 1964 года. В это время на Кавказе особенно людно, курортные города пестрят разноцветными афишами. Одна из них приглашала послушать лекцию-концерт «Лермонтов и музыка». В концерте звучали арии из оперы А. Рубинштейна «Демон», романсы М. Балакирева, Ц. Кюи, А. Аренского, Н. Мясковского, музыка А. Хачатуряна. В заключение был исполнен романс Елизаветы Шашиной «Выхожу один я на дорогу». Фамилию композитора я услышал впервые. Песня эта долгие годы считалась народной. Правда, мне всегда казалось, что у колыбели каждой народной песни стоит автор, это он дарит мелодию народу, а народ «шлифует» ее и разносит по белу свету. После концерта, зайдя за кулисы, я поинтересовался, кто она — автор музыки, Елизавета Шашина? Ничего не узнал. В солидных словарях, в музыковедческой литературе ответа найти также не удалось.

С этого дня начались поиски. Но сперва — о лермонтовском стихотворении. Написанное в 1841 году по дороге на Кавказ, оно прозвучало как бы завершающим аккордом в творчестве поэта. Мелким почерком стихи легли на 22-ю и 23 страницы записной книжки, подаренной Лермонтову В. Одоевским.

13 аlermontov-6преля 1841 года в Петербурге, провожая Лермонтова, возвращавшегося из отпуска на Кавказ, В. Одоевский вручил ему этот карманный альбом, одетый в коричневый сафьян, с дружеской надписью: «Поэту Лермонтову дается сия моя старая и любимая книга с тем, чтобы он возвратил мне ее сам, и всю исписанную».

Памятный 1841 год — последний в жизни поэта. Суровый Кавказ приютил его в этот роковой год. Внимательно вчитываюсь в знакомые с детства строки, представляю окраину старого Пятигорска, маленький домик майора В. Чиляева, ютившийся у подошвы Машука. Смотрю на небосвод, усеянный звездами, думаю: а может быть, здесь, в этом кристально чистом ночном воздухе родились гениальные строки — жемчужина лермонтовской лирики: Выхожу один я на дорогу; Сквозь туман кремнистый путь блестит; Ночь тиха. Пустыня внемлет Богу, И звезда с звездою говорит. Это стихотворение получило известность и мировое признание после смерти Лермонтова. Оно впервые увидело свет на страницах толстого журнала «Отечественные записки» (четвертая, апрельская книжка за 1843 год).
Русский художник П. Федотов, влюбленный в творчество Лермонтова, впервые услышав это стихотворение, воскликнул:
«Эти стихи мог только написать богатырь в минуту скорби неслыханной
Поэтесса А. Ахматова в одной из своих статей заметила:
«Если бы Лермонтов написал только одно это стихотворение, он был бы уже великим поэтом», а С. Маршак, как бы развивая эту мысль, писал: «С детства дороги мне эти строки:

Надо мной чтоб, вечно зеленея,
Темный дуб склонялся и шумел.

И долго после того, как закроешь книгу, слышишь этот шум ветвей. Последняя строчка «лирических стихов» — на самом деле не последняя: она оставляет за собой, как эхо, долгий гул — след отзвучавшей музыки».

Сюжет стихотворения нашел воплощение в творчестве многих художников: А. Васнецова, А. Якимченко, В. Фаворского, П. Бунина, С. Бойма. Стихотворение переведено на многие языки и популярно как романс и в других странах. Лермонтов не писал эти стихи специально для музыки, но пелись они с первых дней после своего опубликования. Многие композиторы писали музыку на этот текст. Например, в справочнике Г. Иванова «Русская поэзия в отечественной музыке» (до 1917 года), указано четырнадцать авторов. Среди них — П. Булахов, К. Вильбоа, Н. Огарев, Н. Дмитриев, К. Давыдов, Ю. Вейсберг, А. Оленин, Н. Полежаев, В. Прокунин, Б. Фи-тингоф-Шель, Н. Христианович, С. Юферев, Ф. Заикин.

Стихотворение продолжало интересовать и советских композиторов.
В 1941 году, к 100-летию со дня гибели поэта, были изданы романсы Н. Мясковского, С. Фейнберга, А. Сатунца, написанные на этот текст. Значительно позже появились произведения З. Заграничного, А. Богатырева, обработки мелодии Шашиной, сделанные А. Новиковым и П. Тепловым. Но повсюду поется ставший подлинно народным романс Е. Шашиной.
Мне хотелось как можно больше узнать об этом композиторе, однако все попытки что-либо разыскать долго терпели неудачу. Не нашел я сведений о ней в Центральном музее музыкальной культуры имени М. И. Глинки, в нотных хранилищах страны, архивах и библиотеках

Первый утешительный ответ пришел из Москвы от музыковеда Г. Б. Бернандта, к которому я обратился. Он указал печатный источник, дал в руки «ниточку», которая помогла распутать клубок, связанный с именем Е. Шашиной.
«В журнале «Театр и искусство» за 1903 год, — сообщил Григорий Борисович, — я встречал некролог — памятное сообщение; разыщите, возможно, это что-то подскажет к дальнейшим поискам».
И действительно, в 42-м номере этого журнала за октябрь месяц сообщалось о том, что «Елизавета Сергеевна Шашина умерла на девяносто восьмом году жизни в своей усадьбе «Глубокое» Тверской губернии. Автор многих популярных романсов, в том числе и «Выхожу один я на дорогу». Я тут же запросил Краеведческий музей города Калинина, но сведениями о Шашиной он не располагал.
Примерно в это же время в адрес лермонтоведа В. А. Мануйлова пришло письмо от дальнего родственника Шашиных — В. Пысина. Со слов учительницы Марии Ивановны Смирновой в 1966 году в Ленинграде В. Пысин записал следующее:
«В конце 90-х годов я жила в соседнем селе Дудиха и часто бывала у Елизаветы и Аделаиды Шашиных, простых и скромных, очень милых людей. Они были дочерьми дворцового декоратора-подрядчика…»

Музыкальное образование сестры Шашины получили в Италии, где занимались пением у знаменитой оперной певицы Джудитты Паста (1798—1865), но вскоре, после тяжелой болезни, старшая сестра, Елизавета, потеряла голос и посвятила себя композиции и аккомпаниаторской деятельности, выступая в концерте со своей младшей сестрой — певицей Аделаидой. Выступления их пользовались большим успехом.
Музыкальный рецензент газеты «Северная пчела» (№ 73, 30 марта 1856 года) в заметке «Девицы Шашины» дает высокую оценку их концертной деятельности:
«…Сестры Шашины с младенчества любили музыку и прилежно ее изучали. Старшая, Елизавета, утратив прекрасный голос свой от тяжкой болезни, посвятила себя исключительно изучению теории музыки и композиции, преимущественно для  образования  дивного   голоса (контральто) младшей, Аделаиды, которая сверх того пользовалась уроками бывшей здесь знаменитой певицы Феота-Маффеи. Таким  образом возникли на одном стебле два прекрасных цветка… Елизавета Сергеевна сочинила несколько прекрасных романсов. Назовём  изданные: «Крест-хранитель» (слова Ростопчиной), «Когда бы он знал», «Не плачь, не плачь, мое дитя», «Дитя мое, останься здесь со мной», «Выхожу один я на дорогу» (все — на Лермонтова), «Свиристели» (слова В. А. Вонлярлярского), «Не улетай» (слова переведены из Шиллера). Последние два романса пела  Аделаида Сергеевна в концерте Г. Менцдорфа и привела в восторг всю публику…»

Аделаида Шашина с успехом исполняла в концертах романс А. П. Бородина «Красавица-рыбачка», посвященный ей композитором. Е. С. Шашина — автор и ряда других романсов на лермонтовские стихи: «Нищий» («У врат обители»), «Нет, не тебя так я люблю», «У ног других не забывал я взор твоих очей», «Молитва» («На лик святой небесной девы»). Ею написаны также романсы на стихи А. Кольцова, О. Павловой, П. Петровского, Н. Грекова, Ю. Волкова.
Многие были изданы, некоторые затерялись, а иные — просто погибли. Но главный из них — это «Выхожу один я на дорогу». Романс очень скоро стал звучать повсюду, прочно вошел в репертуар крупнейших певцов, не раз переиздавался.

afishaПервое упоминание о публикации произведения мы находим в 75-м номере «Северной пчелы» (от 7 апреля 1858 года). На днях вышли в свет четыре прекрасных романса Елизаветы Шашиной, — читаем мы в газете, — «Первая любовь», «Глаза», «Что болишь, ретивое мое?» и «Выхожу один я на дорогу».
Зная, что впервые романс с указанием имени композитора был издан в 1858 году, можно предположить, что он был написан на Кавказе.
В Музей музыкальной и театральной культуры на Кавказских Минеральных Водах были переданы листы из тетради с записями Аделаиды Шашиной (фонд артистки В. Ф. Васильевой). В них есть такие строки:
«…На Кавказ мы выезжали всей семьей, селились у Железной горы, вблизи источника «Грязнушка» (ныне — «Смирновский».— Б. Р.). Далее следуют лирические отступления, не представляющие  интереса, и только в конце третьего листа –  следующее примечание:
«В этот год  минуло четверть века со дня гибели Лермонтова».
По этой фразе не трудно определить дату посещения А. Шашиной Кавказских Минеральных Вод — 1866 год.
И еще одна запись Аделаиды:
«Сестра моя, Лизочка, бывала здесь раньше, Кавказ нашел отражение в ее чудесных песенках».
Пока это все, что удалось собрать по  крупицам из различных источников и сообщений  о жизни и творчестве Елизаветы Сергеевны Шашиной.

Б. Розенфельд

Tags:

Комментировать

 
Головоломки Ноты беседы-очерки-рассказы видео детское творчество истории создания опер истории создания песен мифы-легенды-сказки музыкальная педагогика музыканты улыбаются отголоски прошлого портреты композиторов праздники-развлечения советы стихи о музыке танцы театр кукол теория музыки фонограммы mp3 фото хор цитаты школьная филармония
Великие о музыке
  • Музыка – это откровение более высокое, чем мудрость и философия.
    Людвиг ван Бетховен

  • Любителями и знатоками музыки не рождаются, а становятся… Чтобы полюбить музыку, надо прежде всего ее слушать. Дмитрий Шостакович

  • Музыка подобно дождю, капля за каплей, просачивается в сердце и оживляет его. Ромен  Роллан

  • Любое искусство стремится к тому, чтобы стать музыкой.
    Уолтер Патер

  • Без музыки жизнь была бы ошибкой.
    Фридрих Ницше

  • Слова иногда нуждаются в музыке, но музыка не нуждается ни в чем
    Эдвард Григ

  • Музыка не имеет отечества; отечество ее – вся вселенная.
    Фридерик  Шопен

Ноябрь 2014
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930