A A
RSS

Записки хорового дирижера

(Георгий Струве –  заслуженный артист РСФСР, художественный руководитель детской хоровой студии “Пионерия“).
Более двадцати пяти лет назад я пришел в Вишняковскую школу. Меня поразила царившая там атмосфера: не было суеты, не было озабоченных, усталых лиц. Почти все учителя — молодежь. Шутки, улыбки, энтузиазм. Это была моя первая встреча с учительским коллективом. Тогда мне казалось, что все учителя такие. Иначе нельзя — такова профессия. Тон дружелюбия при полном доверии к ребятам задавала молодой директор школы Анна Алексеевна Аношина. Ей тогда было 23—24 года, но мне казалось, что она очень взрослая. Наверно, по сравнению с моими девятнадцатью.
Аношина первая серьезно отнеслась к делу, которое потом стало смыслом моей жизни. И еще я понял, что мой труд очень нужен ребятам, нужен директору. То. о чем мы сейчас мечтаем—«уравноправить» музыку среди других предметов в школе, было в Вишняковской школе. Вот почему, придя на годик-другой, я «прикипел» сердцем к детям на все эти 25 лет и, думаю, на оставшиеся годы тоже.
Свою роль сыграл и личный пример директора. Она никогда не повышала голоса, но ее слушались все: и дети и взрослые- Аношина всегда верила, что каждый может сделать лучше если не сегодня, то завтра. Удивительно, откуда у нее, молодой женщины, были такой такт и понимание того, что нужно людям именно сейчас. Мне необходимо было тогда поверить в свои силы и окунуться в дружескую творческую атмосферу. Все это я получил в Вишняковской школе. И еще одна черта молодого директора: для нее не было черной работы, а следовательно, и для учителей. «Нужно сделать»— этот девиз определял все.

Синтетическая профессия

Из всех музыкальных профессий профессия хормейстера, на мой взгляд, самая синтетическая. В дипломе хоровика, в графе «Специальность», написано: дирижер хора, преподаватель музыкальных дисциплин. Думается, что дирижер хора — это высший разряд нашей профессии, надводная часть айсберга, а большая наша, подводная часть включает в себя признаки множества профессий.
В первую очередь хормейстер — мастер-инструментальщик. Ему предстоит создать хоровой коллектив, образно говоря инструмент, на котором он играет. Затем настройщик-педагог, а уж потом — дирижер. (Если пианист играет на расстроенном фортепиано — виноват настройщик. Если же мы слышим нечистую интонацию в хоре – виноват дирижер-хормейстер.) Вдобавок любой хормейстер, особенно работающий с детьми, должен быть отличным организатором, артистом, пропагандистом, оратором…

На одном из иногородних семинаров ко мне подошла женщина-хормейстер и говорит: «Я так люблю детей, так люблю работать с ними, но совершенно не умею и терпеть не могу что-либо организовывать, доказывать, пробивать. Что мне делать, где мне найти такую работу с хором, чтобы она начиналась и кончалась на самом занятии?»
Мне пришлось ей ответить: «Ищите себе работу по другой специальности».
Часто вспоминаю встречу с учителем музыки из города Глазова (Удмуртия) Владимиром Николаевичем Пинегиным. Когда я узнал, что его уроки дети любят не меньше, чем уроки литературы, я этим заинтересовался. Побывав в его уютном маленьком храме музыки,— иначе не назовешь класс, где проходят уроки музыки,— я понял: жизнь этого человека отдана детям, пропаганде хорового музыкального искусства. Традиции вечеров музыки, бытующие в школе города Глазова, живут и будут жить благодаря тому, что Владимиру Николаевичу удалось главное: сделать музыку неотъемлемой частью всего воспитательного и образовательного процесса в школе. Сам Пипегин говорит: «Вы знаете, за мою многолетнюю работу с детьми мне приходилось половину времени тратить на организаторскую и пропагандистскую работу, на то, чтобы и «слепые прозрели». Чтобы урок музыки стал таким же уважаемым уроком в школе, как урок литературы и математики, физики и географии, чтобы все — и дети, и их родители—поняли: жизнь без хорошей музыки—неинтересная, серая, неполноценная».

Педагогическая ошибка

На одной из репетиций в Большом зале консерватории я дирижирую сводным хором «Пионерии». На сцене — студийцы всех возрастов. Большинство внимательно смотрит на руку дирижера, лишь для первоклассников моего авторитета недостаточно. Стараюсь «собрать» их внимание с помощью проверенного педагоического приема. Спрашиваю:
— Ребята, вы знаете, где вы поете?
— В Большом зале консерватории, — дружно скандирует хор.
— А знаете ли вы, что в этом зале дирижировал сам Петр Ильич Чайковский?! Он стоял здесь, на этой сцене…
— Где? Где? Где? — всполошились первоклассники и завертели головами в поисках места, где стоял Петр Ильич Чайковский.
Остатки внимания были безвозвратно утеряны…

Вкус воспитывается

Человек, едва научившись грамоте, не может еще читать большие литературные произведения. То же самое в музыке. Музыкально неграмотный, неподготовленный слушатель не может воспринимать симфоническую музыку. Оставляя такого слушателя один на один с серьезной музыкой, мы часто в результате таких поединков отбиваем у него всякую охоту посещать симфонические концерты. Если человеку музыка не понятна—значит он не может ее любить. Отсюда утверждение: «Я не понимаю и не люблю».
В «Пионерии» дети становятся активными любителями серьезной музыки с помощью песни. Песня ведет их в мир большого искусства.
Уже в I классе у ребят есть любимые песни, которые останутся дорогими для них на всю жизнь. Очень важно развивать у детей активное внимание ко всему, что связано с разучиваемой ими песней. Когда дети поют песню в сопровождении фортепиано, педагог обращает внимание на характер сопровождения, на вступление или заключение песни. Задаются самые простые вопросы, на которые дети в состоянии ответить. Например. вопрос к песне: «Та же мелодия во вступлении или другая?» Дети отвечают: «Другая». «Похожа ли она на основную мелодию? Оказывается, похожа, «А чем похожа?» Дети отвечают обычно: «Такая же веселая или грустная».
Более сложные вопросы можно задавать ребятам, когда они уже достаточно хорошо познакомились с несколькими песнями. Например, можно предложить ребятам узнать по вступлению, какая песня будет исполняться. Этот прием активизирует внимание ребят к фортепианному, а позже и оркестровому сопровождению. Вступление к песне настраивает детей на исполнение. Часто мы говорим ребятам, чтобы они старались пропевать все вступление про себя. С годами серьезное отношение к песне, к ее исполнению воспитывает у детей способность правильно воспринимать музыкальные образы.
Активное участие в исполнении серьезных произведений определяет весь уровень музыкального развития ребенка. Чем больше у него слуховой и особенно активный певческий багаж интересной музыки, тем меньше остается места в его сознании для музыки второстепенной.
Участвуя в работе над кантатой, сюитой и другими крупными сочинениями, дети приближаются к серьезной музыке вплотную.
Это служит ключом к пониманию других жанров серьезной музыки, таких, например, как оперной, симфонической и т.д. Слова «сюита», «кантата», «оратория» не пугают уже детей, а становятся понятны и близки им.
Мы пели и поем много хорошей музыки кантатно-ораториального жанра, как классической (Бах, Гайдн, Моцарт), так и современной (Кабалевский, Гладков, Попатенко).
Развитый музыкальный, гармонический слух, хорошая память создают предпосылки для развития музыкального вкуса. Конечно, бывают случаи, когда, несмотря на хоровую подготовку, хорошие музыкальные данные, дети попадают под влияние бытующих навязчивых мелодий, которыми, к сожалению, еще полны радио- и телепередачи, грампластинки. Выдержать бой с такой третьесортной музыкой может лишь тот, кто в состоянии противопоставить ей музыку с высоким эталоном качества.
Не всегда хорист может увлечь других ребят исполнением серьезной музыки. Гораздо легче пойти по линии легкого успеха. Так, например, Оля, имеющая прекрасный слух, память, хорошо играющая на фортепиано, собирает вокруг себя почитателей и начинает им играть стильную музыку. Для самой Оли это, может
быть, не вредно, потому что для нее это лишь баловство. А для других, для тех, кто еще не сформировался, это может послужить примером для подражания и повлиять на формирование вкуса. В таких случаях нельзя прибегать к запрету- запретный плод сладок. Необходимо разъяснить, что в легковесной музыке плохого. Не случаен тот факт, что любимыми произведениям наших хористов являются произведения Баха, Чайковского, Бетховена. Ребята с удовольствием поют музыку Бриттена, Хиндемита, Сухоня. Они любят и хорошо знают многие произведения Шостаковича, Прокофьева, Кабалевского.

Будет ли у вас свой Робертино Лоретти?

В газету «Советская культура» как-то обратился с письмом саратовский художник В. Ворзов. Заканчивал он письмо так:
«Я уверен, что из моего Славы можно сделать хорошего маленького певца. Если его научат правильно петь, то за два-три года своей короткой артистической деятельности он доставит слушателям немало эстетического удовольствия».
Редакция газеты попросила меня поделиться с читателями своим мнением по этому поводу.
Вполне возможно, что у сына автора письма хороший голос У детей очень часто встречаются чистые звонкие голоса и развитой слух. И с ними надо обращаться очень осторожно. Ребенок растет. Развиваются его мышцы, растут голосовые связки. В этот момент заниматься с ребенком вокалом надо особенно умело и ни в коем случае нельзя форсировать голос. Его легко сорвать.
Дело в том, что детский голос специфичен – ставить его нельзя. Но в период интенсивного физического роста ребенка можно и я считаю, нужно развивать его музыкальные данные, творческую фантазию, внутренний слух, чувство ритма, вырабатывать у него определенные вокально-хоровые навыки: певческое дыхание, правильное звукообразование, артикуляцию. Люди, приходящие на вокальные отделения музыкальных училищ без подобной подготовки, вынуждены начинать с азов. А это очень тормозит рост певца.
Думаю, что лучшая форма работы с юным вокалистом — хоровая студия. Это форма массовая, гибкая. Она позволяет совместить творческо-исполнительскую деятельность с учебной работой. Такое соединение дает прекрасные результаты, одно способствует достижению успехов в другом. Подобная форма занятий музыкой очень привлекает именно детей.
Я против выращивания юных знаменитостей.
Обратите внимание на одну фразу в письме В. Борзова:«Когда слушаешь чудесное пение Робертино Лоретти, меньше всего думаешь о драматическом конце его певческой карьеры…”
Меня эта фраза потрясла. Я как раз о таком конце больше всего и думаю.
Пение ребенка всегда захватывает. Секрет — в обаянии детства, в его непосредственности и эмоциональности. А если к этим качествам прибавляется и мастерство…

Но вот кончается детство, уходят временно данные природой качества. Что станет с человеком, уверовавшим в свою исключительность, если после мутации его голос не будет представлять ценности для искусства? Что станет с жизнью, психикой, здоровьем бывшего гения, когда все кончится и он неожиданно для себя окажется голым королем, ничего не умеющим, упустившим время для серьезной учебы? Останется лишь чувство несправедливости судьбы и оскорбленного самолюбия. Это большая человеческая драма.
Если у Славы действительно талант певца — его время наступит, и тогда он сможет прожить большую полноценную жизнь в искусстве. Не надо тосковать по сомнительной радости от двух-трехлетней «артистической деятельности» сына.
Мы стараемся всем своим воспитанникам давать и физические и эмоциональные нагрузки в правильных дозах. При организации концертов учитываем все детали: аудиторию, антураж, репертуар.
На эстраде и на телевидении в последние годы можно было встретить совсем юных исполнителей. Одни выступления признавались более удачными, другие—менее. Но дело не в их профессиональной оценке. Хочется лишь, чтобы слезы умиления, появившиеся у части зрителей при виде крохи с микрофоном в руках, не затмевали всей сложности ситуации, в которую поставлен этот ребенок. Конечно, нагрузки наших маленьких звезд не могут идти ни в какое сравнение с громадными нагрузками Робертино. Но, несмотря на это, подобные «начинания» нашей эстрады не могу одобрить.
Другое дело — опыт эстонского телевидения, где организуются большие, чисто детские концерты. Там малыши поют свои, детские песни, да это скорее и не концерт, а игра, в которой получают удовольствие и зрители,— большинство из них тоже дети,— и сами исполнители. Этот опыт надо поддерживать и развивать.

Мысли вслух

Решать проблемы всеобщего музыкального воспитания призвана общеобразовательная школа. На этом пути есть определенные успехи, но далеко не все трудности преодолены (не во всех школах, не во всех классах есть уроки музыки, не все педагоги имеют достаточную квалификацию, не всюду созданы необходимые условия).
Хоровая студия, не заменяя общеобразовательной школы, может и должна активно ей помогать в решении проблем музыкального воспитания.
Сейчас не приходится доказывать, что всем необходима математика, всем необходима литература. Утвердила себя и физическая культура. Но немало еще школ, где у искусства нет постоянной прописки. Если там что-то и делается, то лишь энтузиастами.

Буква, цифра, нота должны быть родными сестрами. Тогда можно назвать нашу школу общеобразовательной в полном смысле этого слова.

Василий Александрович Сухомлинский писал:
«Музыка — могучий источник мыслей. Без музыкального воспитания невозможно полноценное умственное развитие ребенка. Она, музыка, — ни с чем не сравнимое средство воспитания творческих сил разума».
Я наблюдаю уже почти 25 лет за развитием своих воспитанников и вижу, что они выгодно отличаются от своих сверстников.
Чем? Любознательностью, увлеченностью, умением абстрактно и образно мыслить, остро развитым чувством коллективизма
В первую очередь нам важно, какими станут наши воспитанники, а уж потом -— кем они станут.
Поэтому вся наша музыкально-педагогическая деятельность должна быть подчинена воспитанию человека и гражданина.
Мы в своем педагогическом коллективе условно делим родителей на три категории.
Первые — восторженные, считающие, что их ребенок незауряден (вундеркинизм).
Вторые— равнодушные. Они не верят в способности ребенка, безразличны к его увлечению музыкой.
Третьи— рассудительные. Они хотят воспитать широко образованного, гармонически развитого человека. А если годы покажут, что увлечение серьезно и талант несомненен, то помогут ребенку найти свое будущее и в искусстве.
Занятия в студии подготавливают многих наших воспитанников к профессии музыканта и педагога. Но и тем, кто не собирается стать специалистом-педагогом, полученные в студии педагогические навыки и знания все равно в жизни пригодятся. Ведь все мы—педагоги для своих детей.
В зависимости от того как развиваются природные данные человека, он может быть духовно богаче и беднее. Музыку любят все. Но не все умеют слушать и понимать серьезную музыку. Чем раньше мы займемся музыкальным воспитанием ребенка, тем большие результаты получим.
Занятия в хоре не развлечение. Это очень трудоемкий процесс, результат которого проявляется не сразу. Трудолюбие, терпение, упорство и выносливость в немалой степени влияют на результат. Но зато хор прекрасно формирует характер!
Для наших воспитанников занятия музыкой становятся потребностью, неотъемлемой частью их жизни. Чем они взрослей, тем больше они это понимают.
Наши дети — самые обыкновенные. Они отличаются от остальных лишь трудолюбием и влюбленностью в искусство, а то и другое можно воспитать в любом хорошем коллективе.
Одна из самых характерных черт студийцев «Пионерии»—неизменное чувство коллективизма. Участник «Пионерии» никогда не скажет: «я сделал, я выступил, я решил», он скажет; «мы сделали, мы выступили, мы решили»; не «мне повезло, меня после концерта хвалили, обо мне написали в газете», а «нам повезло, нас хвалили, о нас написали».

У нас вошел в правило обычай — опытный шефствует над неопытным, сильный — над слабым. И хотя первые разучивают песню значительно быстрее, они терпеливо повторяют трудные места, пока весь коллектив с легкостью не запоет.

Скромность и чувство товарищества — важнейшие черты членов ребячьего коллектива.
Дети не должны думать о своей исключительности. Наши солисты выходят из хора и возвращаются в хор. Каждую песню может запевать (конечно, по-разному!) и один, и другой, и третий.
«Никаких звезд! Сначала — коллектив, потом—я».

Каждый год приносил нам, да и сейчас приносит, новые открытия и интересные задачи. Очень важно, чтобы коллектив не стоял не месте: стоять на месте — значит катиться вниз.

Мы, педагоги-музыканты, не можем и не должны отделять музыкальное воспитание от воспитания вообще. Поверив в свои силы. сплотившись в коллектив, ребята дорожат его мнением, его отношением. Надо использовать эту огромную силу коллектива в воспитании каждою из его членов.
Пусть дети все время чувствуют, что педагог — их товарищ, старший товарищ, равноправный член их большого коллектива, увлеченного одним замечательным делом, коллектива единомышленников, потому что всех объединяет любовь к музыке и желание передавать эту любовь другим.

В городе Н. после концерта дружбы, в котором выступали «Пионерия» и местная хоровая студия, работники Дома культуры I беседуют между собой:
— Оказывается, и наши ребята могут хорошо петь. Только чем-то они очень отличаются от «Пионерии» внешне.
— Петр Николаевич, у них же нет формы!
— Так давайте сошьем!
Что дают нашему коллективу поездки?
Здесь крепнут дружеские связи между детьми, между педагогами, между детьми и педагогами.
Здесь дети могут проявить себя всесторонне, а не только как певцы.
Здесь педагог — в большей мере, чем у себя в студии,— воспитатель. «Дойти до каждого» на занятиях просто невозможно. А в поездках или в летних хоровых лагерях это выполнимо.
Смысл наших поездок и в пропаганде хорового искусства, и в расширении культурного кругозора студийцев.
Не было б поездок не было б «Пионерии».

Мороженое для наших ребят—запретный плод. И все-таки мы его иногда пробуем, что даже стало у нас традицией. Когда гастрольные концерты заканчиваются, мы всем хором идем в кафе-мороженое и съедаем по порции. И никто не просит еще, и, наверное, ни одно мороженое, съеденное индивидуально и даже в большем количестве, не бывает так вкусно, как наше коллективное мороженое.
Легко ли молчать на улице? А нас было в Омске 80 человек, и мы. к удивлению омичей, молчали (мороз—35°!).
Звучит как парадокс, но это молчание было лучшей агитацией за наше «шумное» хоровое дело!

Когда ребята воспринимают музыку спокойно, то есть не жаждут, не ищут встреч с ней, мы считаем, что сделали только полдела, что мы пока только на пути к успеху. А вот когда ребята сами хотят встретиться с музыкой, а потом это желание перерастает в потребность и музыка становится действительно частью их жизни,— вот тогда на нашей улице праздник.

Каждый концерт — отчет.
У нас в студии считают: нет концертов больших и маленьких, ответственных и не очень важных. Все концерты— на любой площадке — ответственны.
Важно не где и для кого ты выступаешь, а для чего ты выступаешь.

Мы стремимся к тому, чтобы в жизни наших детей и в жизни тех ребят, которые соприкасаются с искусством «Пионерии, было побольше праздников хорового искусства. Нам важно воспитать исполнителя, но также важно воспитать слушателя. Праздник—это настоящий эмоциональный взрыв. В атмосферу праздника могут попасть дети совершенно неподготовленные, во время праздника возникает подчас переворот в мыслях и чувствах ребят, до этого не встречавшихся с настоящим искусством.

На концертах «Пионерии» мы все чаще видим заинтересованную публику—слушателя, который уже подготовлен нашими выступлениями. Во время исполнения многочастных произведений мы уже не слышим хлопков между частями, чувствуем адекватную реакцию зала на классические сочинения, на произведения серьезные. И в этом смысле, конечно, очень важна репертуарная политика хорового коллектива, определяемая педагогическими, воспитательными и просто эстетическими задачами. Важно и место каждого произведения в концерте, построение программы, ее развитие, кульминация, финал, смысловое и эмоциональное раскрытие содержания каждого исполняемого произведения. Не случаен тот факт, что целыми классами ребята приходят на концерты «Пионерии». Интересно, что чаще всего это происходит в старших классах. Ребята старшего возраста осознают нехватку в своем образовании, осознают, что они недостаточно воспитаны в музыкальном отношении. И если в классе занимается хотя бы один студиец, то бывает так, что весь класс постепенно попадает под влияние «Пионерии». О каждой нашей поездке, о каждом интересном музыкальном событии в жизни «Пионерии» наши студийцы рассказывают в своих классах.
Студийцы—запевалы не только в музыкальных делах. Это и актив общеобразовательной школы, старосты, комсорги, председатели советов отрядов, дружин. Их активность — прежде всего результат воспитания в коллективе. Высокие нравственные требования, совместные занятия искусством, разносторонние интересы и яркие впечатления делают ребят активными и в общественной жизни вне студии.

Хоровая студия создает вокруг себя полюс музыкального и культурного влияния, который с каждым годом охватывает все более широкий круг людей.
Хоровые студии могут сыграть важную роль и в сельской местности. Если в общеобразовательных школах с небольшим коллективом, скажем 200-300 учащихся, имеется учитель музыки, то, естественно, у него нет полной нагрузки. С организацией студии он получает большую нагрузку и сможет даже привлекать
к работе помощников, создавая таким образом хорошую творческую базу на селе. Если создать атмосферу заинтересованности вокруг музыкального воспитания на селе, то и здесь появятся энтузиасты хорового дела и со временем будет найдено положительное решение сложной задачи музыкального воспитания сельских ребят.

Наши воспитанники приносят свою увлеченность музыкой домой, в семью. Это возрождает традицию домашнего музицирования, когда-то очень распространенного у нас и в других странах. Мы, педагоги, стараемся поощрять эту тенденцию.

Пропаганда хорового искусства, которую ведет  – «Пионерия», имеет обратное воздействие и на самих «пропагандистов»,— зная, что на них смотрят и хотят им подражать, они сами становятся лучше.

В общении с детьми взрослые заряжаются детской непосредственностью, радостью восприятия, аккумулируют ее в себе. Артисты, учителя, музыканты, которые интенсивно расходуют творческую энергию, остро нуждаются во встречах с детским искусством, которое может быть прекрасным стимулятором их деятельности.
Перефразируя известный афоризм, можно сказать, что мы должны подняться до уровня детского искусства.

О детском хоровом или хореографическом искусстве нельзя сказать, что оно самодеятельное или профессиональное. На мой взгляд, это совершенно самостоятельные области искусства, имеющие право на жизнь.

Ребята удивительно чутко реагируют на наше состояние. Требуешь от них эмоционального исполнения, а сам чем-то и озабочен или даже расстроен, и они в лучшем случае делают вид, что выполняют твои требования. Значит, не имеешь права быть в плохом настроении, должен уметь переключаться, перестраиваться и вообще много еще должен…
Как работать в хоровой студии, не учит ни один вуз, ни одно училище. И многие концепции, педагогические и творческие вырабатываются и развиваются самой практикой.

Когда спрашиваешь ребят, любят ли они петь, все отвечают утвердительно. Да и невозможно представить себе нашу жизнь без песни, без музыки. Другое дело, когда речь идет о том, умеют ли они петь. Ведь не каждый задумывался над тем, что пению нужно учиться, как учатся любому делу. Учиться терпеливо,настойчиво, учиться постоянно.

Мы часто забываем, что важное свойство искусства — взаимообогащение его жанров. Комплексное воздействие разных жанров искусства дает поразительные результаты. Сочетая на занятиях музыку со словом, рисунком, движением, мы получаем от своих питомцев большую творческую отдачу.

Составной частью культуры народа являются его песни.
Опытный хормейстер определяет для себя ту часть этого «золотого» фонда, которая обогатит духовную жизнь его воспитанников. И, встречаясь через много лет, наши ребята с огромным удовольствием поют свои любимые народные песни.

Меня часто спрашивают:
— Были ли у Вас в работе ошибки?
— Конечно, были,—отвечаю,— и сейчас бывают. Только, наверно, поменьше, так как опыта стало побольше.
— А есть у Вас любимчики?
— Конечно. Любимые ученики (любимчиками называть их не хочется) есть у каждого педагога. Но только у меня они чаще всего не знают, что они—любимые. Любовь в этом случае проявляется так: больше требую, меньше прощаю.

Прекрасное и необходимое в работе с детьми качество — энтузиазм. Правда, за счет одного только энтузиазма, который со временем может иссякнуть, если не поддержать его пламя, нельзя заниматься серьезной работой на протяжении многих лет. Необходима стройная и строгая педагогическая система. Только система помогает надолго сохранить восторженную увлеченность любимым делом, стимулировать ее и направлять в определенное русло.

Сродни энтузиазму импровизация. Ее элементы придают занятиям большую живость, помогают уйти от догматического, умозрительного подхода. Но если уповать только на импровизацию, на вдохновение, этот прием может «не сработать» даже у очень талантливых педагогов. Только добротное и солидное «здание», возведенное на прочном фундаменте музыкально-педагогической системы, может быть украшено орнаментом импровизации. На любое занятие с детьми мы должны приходить подготовленными во всех отношениях — и профессионально, и нравственно. Только тогда мы не обманем ожиданий наших воспитанников и действительно испытаем радость от принадлежности к нашему прекрасному, всегда важному, благородному делу эстетического воспитания.

Правильно кто-то сказал: «Работать с детьми очень легко, но только этому надо посвятить всю жизнь».

Лучше быть хорошим врачом, учителем, слесарем и всем сердцем любить музыку, чем быть средним музыкантом и относиться к ней равнодушно.

Хороший пример заразителен, и желание ему следовать — уже половина успеха.

Нельзя оставлять без внимания ни один ребячий проступок. Но без наказания оставить его можно.

Когда хор поет хорошо, все говорят: «Хороший хор!». Когда хор поет плохо, говорят: «Плохой хормейстер».

Tags:

Комментировать

 
Головоломки Ноты беседы-очерки-рассказы видео детское творчество истории создания опер истории создания песен мифы-легенды-сказки музыкальная педагогика музыканты улыбаются отголоски прошлого портреты композиторов праздники-развлечения советы стихи о музыке танцы театр кукол теория музыки фонограммы mp3 фото хор цитаты школьная филармония
Великие о музыке
  • Музыка – это откровение более высокое, чем мудрость и философия.
    Людвиг ван Бетховен

  • Любителями и знатоками музыки не рождаются, а становятся… Чтобы полюбить музыку, надо прежде всего ее слушать. Дмитрий Шостакович

  • Музыка подобно дождю, капля за каплей, просачивается в сердце и оживляет его. Ромен  Роллан

  • Любое искусство стремится к тому, чтобы стать музыкой.
    Уолтер Патер

  • Без музыки жизнь была бы ошибкой.
    Фридрих Ницше

  • Слова иногда нуждаются в музыке, но музыка не нуждается ни в чем
    Эдвард Григ

  • Музыка не имеет отечества; отечество ее – вся вселенная.
    Фридерик  Шопен

Яндекс Метрика

Март 2017
M T W T F S S
« Dec    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031